Четверг, 24.08.2017, 07:55
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ВОСПИТАНИЮ И ОБУЧЕНИЮ ОСОБОГО РЕБЕНКА, автор Е.С.Белокобыльская

Ребенок, попадая к нам, в центр, сталкиваются с определенными новыми  условиями (появляются новое, еще неизвестное пространство, новое окружение, новые отношения). Помочь  ребенку в адаптации и развитии способны практически все окружающие его люди.

       Воспитание и обучение начинается в первую очередь с адаптации. Адаптация – это приспособление к новой обстановке. Адаптация включает широкий спектр индивидуальных реакций, характер которых зависит от психофизиологических и личностных особенностей ребенка, от сложившихся семейных отношений, от условий пребывания в дошкольном или школьном учреждении. Кроме того, на процесс адаптации влияет физическая неполноценность, вызванные ею ограничения физических возможностей. Влияет и психологическая установка, отсутствие веры в свои возможности – все то, что мы называем явлением «внутренней психологической инвалидности».

              Можно отметить некоторые закономерности процесса детской адаптации.
             Во-первых, надо помнить, что до 2-3 лет ребенок не испытывает потребности общения со сверстниками, она пока не сформировалась. В этом возрасте взрослый выступает для ребенка как партнер по игре, образец для подражания и удовлетворяет потребность ребенка в доброжелательном внимании и сотрудничестве. Сверстники этого дать не могут, поскольку сами нуждаются в том же. Поэтому нормальный ребенок не может быстро адаптироваться к какому-либо учреждению, поскольку сильно привязан к матери, и ее исчезновение вызывает бурный протест ребенка, особенно если он впечатлительный и эмоционально чувствительный. В 3-5 лет ребенок уже переживает процессы адаптации. Кстати, мальчики 3-5 лет более уязвимы в плане адаптации, чем девочки, поскольку в этот период они больше привязаны к матери и более болезненно реагируют на разлуку с ней. Для эмоционально неразвитых детей адаптация наоборот происходит легко – у них нет сформированной привязанности к матери. Психологи указывают на следующий парадокс: чем раньше ребенок будет отдан в дошкольное учреждение (например, до 1 года), тем более он будет коллективистски настроен в дальнейшем. Первичный эмоциональный контакт такой ребенок установит не с матерью, а со сверстниками, что не лучшим образом скажется на развитии его эмоциональной сферы – в дальнейшем такой ребенок может не испытать глубокого чувства любви, привязанности, сострадания. Таким образом, чем более развита эмоциональная связь с матерью, тем труднее будет проходить адаптация. Всегда нелегко привыкают к детскому саду или яслям единственные в семье дети, особенно чрезмерно опекаемые, зависимые от матери, привыкшие к исключительному вниманию, неуверенные в себе. Хуже остальных чувствуют себя дети с флегматическим темпераментом. Они не успевают за темпом жизни: не могут быстро одеться, собраться на прогулку, поесть. А если воспитатель не понимает проблем такого ребенка, то начинает его еще больше подстегивать, при этом эмоциональный стресс действует таким образом, что ребенок еще больше затормаживается, становится еще более вялым, безучастным.

Исходя из всего вышесказанного, нужно учесть, что как только появляется возможность, ребенка постепенно нужно отдавать в какое-либо учреждение для того, чтобы он постепенно учился приспосабливаться к новым условиям. Вот несколько типичных ситуаций, с которыми могут столкнуться родители, когда ребенок начинает ходить к нам (то есть когда начался адаптационный период).

       1.     «НЕ ХОЧУ!». Ребенок плачет, капризничает каждый раз, когда приходит время идти. Это (как ни странно) самый «благоприятный» вариант: он позволяет ребенку открыто говорить о том, что ему не нравится. Родители могут ему сочувствовать, говорить, что им действительно жалко, когда он грустит, расставаясь с ними, но «так уж устроен мир – мамы и папы работают, а дети ходят в садики и в школы». Ребенок, который открыто протестует, чаще всего довольно хорошо адаптируется, если родители не ругают его, не стыдят, а выражают сочувствие.

      2.     ЧАСТЫЕ БОЛЕЗНИ. Ребенок начинает болеть буквально с первых дней посещения: «неделя в центре – неделя дома». Многие родители могут сетовать на условия в центре: мол, недосмотрели, сквозняки, детей заболевших принимают, инфекция... На самом деле виновата сама ситуация перехода ребенка к самостоятельному пребыванию где-то без родителей. Как известно, физическое и психическое развитие ребенка взаимосвязаны, и организм ребенка иногда помогает ему справляться с тревогами и переживаниями. Чаще всего болеют именно те дети, которые не очень сильно капризничают и плачут, не выражая явно, словами и слезами, нежелание идти в «Ласточку». Это «послушные» дети, они хотят, чтобы мамы и папы были довольны их самостоятельностью, и стараются их не расстраивать. Но если адаптация для такого ребенка происходит сложно, организм дает эмоциям «передышку»: ребенок болеет, остается дома. Многие родители замечают, что спустя несколько месяцев после того, как ребенок пошел в садик, он болеет все реже и становится активнее, разговорчивее, взрослее.

     3.     ДОМА – КАПРИЗЫ, В «ЛАСТОЧКЕ» – УСПЕХИ. «Удивительно, но мой сын  здесь совершенно не такой, как дома. Мне даже обидно, ведь я дома так стараюсь, а он там гораздо лучше себя ведет, чем со мной. Во-первых, он там ест. Причем воспитательница говорит, что старается съесть первый и поднимает тарелку похвастаться! А дома я за ним бегаю с ложкой! Во-вторых, он сам одевается! Дома может часами ходить в одном носке! Такое впечатление, что всеми плодами моего воспитания и моих усилий пользуются воспитатели: я с ним дома борюсь, а там – «Какой у вас самостоятельный, развитый ребенок!». Дело в том, что здесь ребенок часто видит именно то место, где его готовы воспринять таким, каким он себя ПОКАЖЕТ. Он пока не может постоянно быть таким самостоятельным, целеустремленным и «взрослым», он набирается сил и выражает все свои тревоги и сомнения дома, маме, в виде капризов и непослушания, а в «Ласточку» он приносит ту форму поведения, которая, как он считает, больше всего ценится в обществе. Он хочет общественного уважения! Скорее всего, скоро он сможет так же «достойно» себя вести и в других местах, а дома будет иногда безобразничать, отдыхая от тяжелой социальной роли «хорошего ребенка». Конечно, родителям, особенно мамам, бывает обидно, что ребенок хорошо себя ведет с другими, а с ними капризничает! Однако важно понимать, что это непослушание ребенка именно с близкими людьми означает, что он старается приспособиться к обществу и тратит на это много сил. Понимая теперь, как велик мир и как много в нем разных людей, только самым близким он может полностью и безоглядно доверить свои тревоги, эмоции и переживания.

       4.     ДОМА – «ХОРОШИЙ», В центре – «УЖАСНЫЙ». «По-моему, воспитательница предвзято относится к моему сыну. Каждый день она рассказывает мне, как он безобразно себя ведет, дерется, забирает у детей игрушки и т. д. Но этого не может быть: он очень послушный, вежливый мальчик! Мы всегда проводили с ним очень много времени, пока я не вышла на работу, я всегда объясняла ему, что можно и что нельзя. Он всегда спрашивает у меня разрешения, если хочет что-то взять! Я просто не понимаю, разве может так быть, что я вижу одно, а без меня происходит совсем другое?..». Да, такое вполне может быть, и даже часто так и бывает. И воспитательница, скорее всего, абсолютно не преувеличивает. Дело в том, что если родители очень много внимания уделяют правильному воспитанию, слишком контролируют ребенка, оберегают от принятия неверных решений, то ребенок (особенно трех-четырех лет), оставшись здесь без них, просто теряется. Он как бы остается без своей совести, как говорит пословица –  «без царя в голове», ведь его способность к самоконтролю еще не развилась, а дома его совестью и контролем были мама и папа. Оставшись один, ребенок пытается найти взрослого, который смог бы, как мама, помогать ему быть «правильным». Именно для этого он ведет себя вызывающе, этот вызов говорит: «Пожалуйста, обуздайте меня, укажите мне мои границы, выдержите меня!» Чаще всего доброжелательность окружающих взрослых помогает в скором времени ребенку поверить, что для того чтобы быть достаточно хорошим, вовсе не обязателен постоянный контроль взрослых. «Я могу сам себя контролировать!» – вдруг говорит себе ребенок, если видит, что его проделки – вовсе не катастрофа для окружающего мира, а взрослые, в общем-то, любят совершенно разных малышей – и тихих, и шустрых. Успокоившись по поводу отсутствия постоянного постороннего контроля за собой, ребенок начинает чувствовать себя увереннее и лучше общаться как со взрослыми, так и со своими сверстниками.

    Разные ситуации случаются между взрослыми и детьми. И не все в них так однозначно, как иногда кажется. Главное, что должны знать взрослые, это то, что своим поведением РЕБЕНОК ВСЕГДА ЧТО-ТО ГОВОРИТ. Он не все может сказать словами, но, присмотревшись к тому, как он себя ведет, можно многое понять о его мыслях, чувствах и переживаниях.

              В период адаптации многие маленькие дети (особенно те, которые не посещают детский сад) начинают капризничать больше обычного, плакать. Понять, почему ребенок плачет, если, казалось бы, его все устраивает, почти невозможно. Сам ребенок тоже ни за что не сможет объяснить причину. Даже спрашивать его об этом по меньшей мере бесполезно, а иногда и вредно (по интонации вопроса он чувствует, что им недовольны, и переживает, что расстроил кого-нибудь своим поведением). Почему же он плачет? Он плачет, потому что слезы – единственный способ, которым ребенок может показать, что он БЕСПОКОИТСЯ. Ребенок не боится остаться без мамы, он не думает, что ему будет плохо с воспитателем, его просто беспокоит ситуация расставания. А еще он беспокоится за маму: как она там, без него? Взрослые наделяют слезы более трагическим смыслом, чем дети. Взрослые плачут в тяжелом горе, в отчаянии, при сильной боли. При виде плачущего ребенка взрослый теряется: он знает по своему опыту, как трудно утешить горюющего человека, слезы ребенка затрагивают болезненные чувства и воспоминания взрослого, и он готов сделать все, лишь бы слезы прекратились.

    Ребенок же слезами «разговаривает». Разговор с Машенькой:

- Машенька, мама пойдет на работу, заработает денежек и купит Машеньке ботиночки. Машенька хочет ботиночки?..

- Да! Но при чем тут ботиночки, неужели я должна менять тебя на ботиночки? Аа-а!!!

- А Машенька будет с бабушкой. Машенька любит бабушку?

- Да! Если я плачу о тебе, получается, что я не люблю бабушку! Я ее так этим обижаю! Это ужасно! Аа-а!!! Бабушку жалко!!!

- А бабушка даст Машеньке конфетку! Машенька хочет конфетку?

- Да! Ты думаешь, что бабушка даст мне конфетку, но я так ее обидела! Я такая плохая девочка, разве кто-нибудь даст конфетку такой плохой девочке! Аа-а!!! Конфетку хочется!!!

- Ну почему же ты плачешь?!!

- Из-за тебя! Из-за ботиночек! Из-за бабушки! Из-за конфетки! Аа-а!!!

     Мама Машеньки может думать, что девочка переживает ее уход, однако, предлагая так много других тем, она сама отвлекает дочку от переживания расставания, и ситуация отношений мамы и дочки превращается в ситуацию отношений ребенка со множеством других людей и вещей – и ребенок теряется! Ребенок хочет говорить именно о расставании, а то, что он плачет, показывает, как сильно он хочет об этом говорить: об уходящей маме, о том, что с ней будет, о том, когда она вернется, о том, как она его любит и сочувствует ему. Мама, которую плачущий малыш «вернул с порога», которая решила «не травмировать» ребенка и вопреки своим планам и желаниям осталась с ним, тем самым просто «откладывает» разговор о расставаниях и встречах. Такой разговор обязательно рано или поздно состоится, и ребенок снова будет использовать для разговора все свои возможности: слова, слезы, капризы, манипуляции...

Важно помнить, что при расставании именно ребенок нуждается в утешении, а вовсе не взрослый, озабоченный собственными переживаниями. Каждый маленький ребенок очень хочет, чтобы мама и папа были спокойны и веселы. Он плачет, когда видит плачущую маму. Он сжимается от страха, когда мама и папа ссорятся. Он хотел бы помочь своим любимым, но ему трудно нести ношу сочувствия взрослым. Невыносимость этой ноши делает детей капризными, тревожными, раздраженными, пугливыми, даже агрессивными.

     Потому самое главное для того, чтобы помочь ребенку пережить привыкание к новым условиям – уметь ему сочувствовать и помнить, что именно любовь к детям является источников в трудные моменты жизни. Ребенку важно, испытывать душевную теплоту, отзывчивость и заинтересованность в нем.

       А еще, прежде чем перейти к конкретным способам развития ребенка, важно учесть факт взаимовлияния членов любой семьи друг на друга. Это условие почти не учитывается современными исследователями, однако давно является очевидным для любого психолога. Члены семьи – элементы одной системы, и если меняется один человек, все остальные также претерпевают изменения, в свою очередь обратно влияя на первого. Когда в семье появляется ребенок, семья меняется. Если в семье появляется особый ребенок, семья меняется еще больше, меняется повседневная жизнь членов семьи, их психологическое состояние, их контакты с внешней средой и т.д.               Они уже не равны себе прежним и, исходя из этого нового статуса, относятся к ребенку иначе, чем если бы он был здоров. К обычным переменам добавляется шок от поставленного диагноза, дополнительные заботы по уходу за ребенком, чувство стыда перед обществом, чувство вины, потребность в дополнительном материальном обеспечении и т.д. Нередко длительный стресс ведет к нарушению внутрисемейных отношений, психическим и психосоматическим расстройствам членов семьи, возможно, к частичной утрате семьей своих функций.

     Однако и такой стресс может быть преодолен. Безусловно, особому ребенку требуется больше внимания и ухода, возможно, что для его развития лучше подходит другая, более опекающая родительская позиция, но  зачастую родители перебарщивают. Особый ребенок может получать чрезмерное внимание как наиболее нуждающийся член семьи. Как результат, другие члены семьи (например, братья, сестры, супруг) могут испытывать недостаток внимания и заботы, гнев к родителям и «привилегированному» члену семьи, могут чувствовать себя обиженными и нелюбимыми. Они могут отреагировать свой гнев в попытках привлечь к себе внимание. Попытки, которые они используют, могут еще больше отдалить их от членов семьи, повышая таким образом вероятность деструктивного поведения.

      Бабушки и дедушки, которые не могут смириться с наличием дефекта у своего внука, в значительной мере добавляют родителям забот. Родители разрываются между естественной склонностью принять и любить своего ребенка и давлением со стороны своих родителей.

Семьи, которые чувствуют на себе клеймо со стороны общества, рискуют оказаться изолированными, замкнутыми и одинокими. Хотя опасность лежит вне семьи, восприятие окружения как недружелюбного может вызвать напряжение внутри нее. Основной фактор риска возникает, когда члены семьи начинают принимать воспринимаемые негативные оценки общественности и считать себя недостойными.

       Есть данные, что родители могут испытывать трудности в поддержании адекватных психологических границ, касающихся личной жизни ребенка, и что они могут затрудняться поддерживать друг друга, особенно в вопросах взаимодействия с особым ребенком. Участие родителя в коррекции может также нарушить привычные психологические границы между родителем и ребенком.

Категория: Мои статьи | Добавил: Ласточка (07.10.2013)
Просмотров: 437 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]