Четверг, 24.08.2017, 07:51
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Статья "От насилия - к исцелению", автор Е.А. Мылова

От насилия – к исцелению.

Е. А. Мылова,

Арт-терапевт, семейный терапевт

 интегративной системной терапии,

педагог-психолог,  I квалификационной категории

КГАУСО «Арсеньевский СРЦН «Ласточка».

 

Приходилось ли вам когда-нибудь встречать забитое немое существо, озирающееся по сторонам при малейшем шорохе или случайном взмахе вашей руки. Тело, которое при малейшем прикосновении или только приближении, вздрагивает и отстраняется, съёжившись, нахмуривая взгляд. Возможно, подобное описание навеет вам образ бездомного побитого щенка, затаившегося в укромном местечке, для которого каждый приближающийся шаг человека, является надвигающейся угрозой. Как бы нелепо это не звучало, но я описала, отнюдь, не образ дикого зверька. Речь шла о самом обыкновенном земном человеке или, я бы даже сказала, человечке, звание которого РЕБЁНОК.

 

Дети настолько беззащитны,  что нередко подвергаются насилию и жестокому обращению со стороны взрослых. В работе нашего центра именно с этим мы сталкиваемся, на протяжении последнего времени всё чаще и чаще. Не укладывается в голове, когда мы узнаём, что насилие совершается близкими людьми – отцами, дедушками или кем-то ещё из родственников, или же приёмными родителями.

Разберём, пожалуй, что же происходит с ребёнком, который подвергся насилию. Он попадает в психотравмирующую ситуацию, которая связана с наличием сильного испуга. Ситуация характерна тем, что во-первых, это всегда бывает внезапно, во-вторых, это связано с угрозой жизни, которую ребенок в этот момент мог испытывать впервые, в-третьих, ситуация не контролируется ребенком, так как он не имеет соответствующего опыта. Эти три фактора приводят к сильному испугу, который вызывает стресс.

Дети переживают психологические последствия, вызванные стрессом, в зависимости от возраста они бывают разными.
На первой стадии у ребёнка нарушается восприятие, концентрация внимания, появляется тревожность, бессонница, панический страх, ночные кошмары –  всё это приводит к резкой смене поведения. Ребёнок теряет аппетит, у него появляется отношение к себе, как к грязному, ущербному.

При следующей, второй  стадии  обеспечение максимальной безопасности (нежелание ложиться спать, оставаться наедине с насильником), ребёнок вынужден использовать определенное положение тела для уменьшения болевых ощущений, у него повышается температура, появляется рвота, различные приступы и болезненные состояния, преподносимые подарки и сладости  могут вызывать неадекватную реакцию.
На третьей стадии, ребёнок  переживает эмоциональные расстройства, которые вызывают беспокойства и страхи, панику, ночные кошмары. Депрессивные состояния влекут за собой неконтролируемые вспышки агрессии и гнева, направленного на более слабых, на животных, на самого себя.

 Посттравматические стрессовые расстройства накладывают свой отпечаток на состояние психо-эмоциональной сферы. За этим скрывается нервозность, бессонница,  различные фобии, снижается концентрация внимания. Спонтанные сенсорные ощущения (визуальные, слуховые, тактильные), связанные с сексуальным насилием (запах, музыка, холодные влажные пальцы, цвет обоев и др.) могут вызывать картину насилия, ночные кошмары, навязчивые мысли. Так же могут возникнуть когнитивные расстройства, выражающиеся в низкой самооценке, самообвинении, восприятии себя как уродливого, беспомощного, нарушении межличностных контактов, замкнутости, пассивности, регрессе в развитии.
Опыт собственного пережитого стресса ребенок может перенести и дальше уже во взрослую жизнь.

Например, подросток-мальчик может реагировать неадекватно: либо все время нарываться на то, чтобы его избили, либо наоборот, будет сам наносить удары, унижать окружающих его побоями, либо словесно. То есть он будет постоянно поднимать свою самооценку за счет окружающих.

Если насилию подверглась девочка-подросток, она может найти себе мужа, который все время будет подвергать ее насилию.

Либо ребенок будет доказывать всем, какой он хороший. Это тоже одна из реакций.

И, пожалуй, самый важный акцент насилия – травмы, вызванные действиями со стороны знакомых, а тем более родственников.  Они ломают  специфически и сильно. Согласитесь, признать, что родители, братья, родственники – враги, это означает убить и себя. Естественным образом, вытекает следствие: если не принимать своих родителей и близких себе людей, это означает – не принимать и самого себя.

И тут начинаются очень сложные вещи...

        Об опыте работы нашего центра хочется рассказать на примере истории  13-летней девочки, которая страшно потрясла. Девочка была изъята из семьи и доставлена к нам на реабилитацию в результате травмирующего состояния, возникшего по причине сексуального домогательства со стороны отчима, до определения её места жительства. Таким образом, с  9 летнего возраста, на протяжении четырёх лет девочка подвергалась сексуальным домогательствам в семье, где была вовлечена и её мать, которая тщательно скрывала деяния своего сожителя. Забегая вперёд, уточню о том, что с родителями проведена работа в соответствии с действующим законодательством. для этого социальная служба нашего центра использовала всю свою компетенцию..  Когда впервые девочка оказалось у нас, психологической службе предстояла очень мощная работа по реабилитации, в первую очередь, эмоциональной сферы ребёнка. Предстояло немало усилий для того, чтобы войти с ней в контакт. Девочка отстранялась, съёживалась при любой попытке прикоснуться к ней рукой, опускала взгляд, наклонив вниз голову. При контакте глаз, взгляд отводила в сторону и резко отворачивала голову. На лице не было никаких эмоциональных проявлений. Поведенческие реакции были неадекватны: девочка не общалась ни с кем из детей, отстранялась при любой попытке общения с ней, то грустила, залезая под кровать, то резко смеялась. Перемещалась по центру, крепко прижимая к груди любимую мягкую игрушку и, периодически издавая неадекватные звуки, схожие по звукам, исходящим от домашнего рогатого скота. Обратной эмоциональной связи у девочки не проявлялось. Адаптация проходила очень сложно. Предстояла работа по исследованию свойств личности, для определения дальнейшего направления реабилитации. На подготовительном этапе в работе психолога применялись различные методы для установления эмоционального контакта и доверительных связей. Использовались средства невербальной связи: через  жестикуляцию, мимику и одобрительный взгляд психолог использовал ряд психотерапевтических методик невербального характера, составляющих метода Арт-терапии.

Здесь сразу хочу отметить, что я отдаю дань этому волшебному методу и приветствую всех специалистов, прибегающих к его применению в своей работе. В настоящее время арт-терапия получает всё большее распространение как самостоятельное направление в психотерапии. Однако, техники арт-терапии могут быть использованы  в контексте других подходов психотерапии и в консультировании, в частности, это тесно касается темы насилия и жестокого обращения с детьми, где этот метод просто необходим. Он является верным помощником в установлении межэмоциональных связей психолога и ребёнка (в нашем случае), так как  арт-терапевтические техники, на самом деле, дают возможность относительно безболезненного доступа к глубинному психологическому материалу, стимулируют проработку бессознательных переживаний, обеспечивая дополнительную защищённость и снижая сопротивление изменениям. В нашем реабилитационном центре психологи успешно применяют его в своей практике и отмечают динамику реабилитационного процесса.

Возвращаясь к нашей истории, я продолжу о том, что девочка с большим желанием приняла рисуночную методику и, забегая вперёд, отмечу, что именно арт-терапия и являлась основой всего реабилитационного процесса девочки. На первых сессиях она рисовала изо дня в день, её очень привлекло занятие по раскрашиванию «мандалы», стала создавать собственные «мандалы» на зеркале. После налаживания доверительного контакта психолог провёл диагностическое обследование свойств личности, используя проективные методики и рисуночные диагностико-кррекционные техники такие как «Дом-дерево-человек», «Несуществующее животное», «Три дерева», «Человек под дождём», техники песочной терапии с проигрыванием конфликтных ситуаций и т.д.  Интерпретируя, психолог выделял состояние ребёнка как «безжизненное, эмоционально израненное»: характер рисунков указывал на эмоциональное истощение девочки, отсутствие признаков активной жизни, сильное напряжение, сфера фантазий сопровождается тревогой, отмечен значительный регресс, также, интерпретируя песочные техники, налицо выделялись признаки домогательства сексуального характера и насилия над личностью.

Коррекционная работа проводилась на протяжении длительного периода, девочка находилась в нашем центре около 8-ми месяцев. За это время психологом была проведена большая качественная работа, об этом говорит промежуточное обследование и обследование на заключительном этапе. Использовались рисуночные техники с трансформацией, порядка более 10-ти занятий, так же более 10-ти сессий песочной терапии с проигрыванием, до  разрешения конфликтных ситуаций, техники направленной визуализации, использовалась терапевтическая техника с глиной «Праформы», где развивается способность проявления эмоций.

Вся коррекционная работа психолога была направлена на то, чтобы девочка, при помощи создания образов, научилась выражать свои чувства, которые вызывают разнообразные эмоциональные реакции и служат психологическим изменениям. Для направления работы, психологом в том числе, была использована информация, изложенная в дневнике наблюдения, которая ведётся воспитателем на группе. Такой дневник есть у воспитателя группы в отношении каждого ребёнка, и заполняется ежедневно.

В результате коррекционной работы  нужно отметить значительные изменения в развитии: прошли приступы неуправляемого смеха, проявилась способность управления эмоциями, девочка стала контактировать со сверстниками, наблюдать за проведением групповых занятий, а позже и частично принимать участие в них. У неё появилась потребность в демонстрации собственной успешности, в результате чего, она изъявила желание участвовать в мероприятии общего центра «Фабрика Звёзд» и была в качестве со-ведущей.

Согласитесь, реабилитационный процесс во многом зависит от того насколько психоэмоционально травмирован ребёнок, насколько он готов использовать свой ресурс для восстановления и у каждого ребёнка сокрыт индивидуально собственный ресурс.  Конечно, это важно, только ещё обязательно скажу о том, насколько благоприятна та «среда», в которой этот потенциал будет использован.  В нашем центре, комплексный подход, в тесной работе всех специальных служб, осуществляется индивидуально, учитывая особенности каждого ребёнка. И только благодаря тёплому, радушному и сплочённому коллективу сотрудников нашего центра, мы получаем максимально возможный динамичный результат реабилитационной работы. 

Категория: Мои статьи | Добавил: Ласточка (03.04.2012)
Просмотров: 565 | Рейтинг: 4.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]